История акушерских школ в России

Акушерские школы в России обязаны возникновением просвещённому взгляду и настойчивости лейб-медика императрицы Елизаветы Петровны П.З. Кондоиди, которому тогда была подчинена медицинская канцелярия, т.е. управление медицинской частью в государстве. Хорошо сознавая вредные последствия, происходящие от полного отсутствия лиц, опытных в родовспомогательном деле, Кондоиди предложил устроить школы, где бы можно было получать необходимые знания.

Но так как учреждение и содержание школ требовали известных расходов, а в распоряжении Кондоиди не было никаких средств, то о н проектировал устроить их сначала на занятые деньги, которые могли бы быть пополнены из сборов, долженствующих поступать в казну с лиц, которые воспользуются услугами знающих акушерок. Им была составлена такса вознаграждения, а также «расписание по рангам – сколько от рожениц иметь в казну для содержания бабьего дела и происхождения ученых искусных бабок», согласно которому «генерал-фельдмаршала» платила 25 р., «генерал-аншефша» — 20р., «генерал-поручица» — 15 р. и т.д. – целый табель, с понижением платы по мере понижения чинов. Поручица платила всего 3 р. Знатное дворянство и первогильдейское купечество – 10 р. «Бедные и сущенеимущие, — говорилось в конце расписания, — да не платят».

Правительственный Сенат утвердил этот проект в 1754 г и назначил заимообразно из статс-конторы на первоначальное учреждение «бабьего дела» — 3000 р. Вот с какими скромными средствами было положено основание акушерского образования в России. В 1757 г были открыты две школы в Петербурге и Москве. Курс проектирован шестилетний, в продолжение которого преподаватели «профессоры бабьего дела» обязаны были «порядочными лекционами целый коллегиум о бабьем деле давать бабкам и ученицам из того же города». Помощницы их были первыми городовыми акушерками.

Так как освидетельствование женщин мужчинами вызывали постоянные неудовольствия, то вскоре были назначены присяжные бабки в Петербург и Москву для судебного освидетельствования «женщин и девок» по требованию присутствующих мест. Эти «порядочные лекционы» за отсутствием родовспомогательных учреждений, были чисто теоретическими. Практическая же подготовка учениц возлагалась на бабок или «мастериц», которые должны были брать их с собой на практику в качестве помощниц, а по приобретении опыта дозволять им самостоятельные манипуляции в своем присутствии. Сдавшие экзамен получали указ для отправления «бабичей должности», приводились к присяге, а засим носили звание «присяжных бабок». Каждая из них должна была иметь не менее двух учениц.

В продолжение 25 лет преподавание велось по книжке Горна: «Повивальная бабка или достоверное наставление через вопросы и ответы – каким образом женщине, плодом благословенной, в родах вспоможение чинить» и руководству, составленному профессором московской школы, «доктором бабичьего дела» Эразмусом «наставление, как женщинам в беременности, в родах и после родов себя содержать надлежит». В 1801 г знаменитый в то время профессор Рихтер издал «Руководство к повивальному искусству, основанное на новейших опытах». Повивальные школы в первое время шли плохо. Преподаватели были иностранцы, ученицы владели лишь родным языком, слушательницы не понимали своих учениц. Ди а желающих учиться было мало. Кроме того, было опасение, что школы вовсе закроются за неимением преподавательского состава.

Через 10 лет после учреждения повивальных школ, княгиня Голицына оставила капитал, на % с которого через каждые 6 лет должно было отправлять трех природных русских женщин в Страсбургский университет, где в то время лучше всего было поставлено преподавание акушерства, для изучения этого последнего и вообще медицины. Так обеспечены были школы притоком знающих преподавателей. С учреждением воспитательных домов, школы повивальных бабок перешли в их введение, но все же влачили незавидное существование за недостатком материальных средств.